В память о 75-летии подвига Алексея Маресьева.
Знайте: русский летчик не сдается,
Даже если ног его лишить,
И пока он жив и сердце бьется,
Будет в небесах врага крушить!

5 апреля 1942 года над «Демянским котлом» самолет Алексея Маресьева был подбит, а сам пилот получил тяжелое ранение в ноги. Планируя, он собирался сесть на лесном болоте, занесенном снегом, но мощности самолета не хватило, и он со всей силы рухнул на могучие стволы деревьев. Очутившись на занятой врагами территории, он всеми силами пытался пробраться к линии фронта. Сначала на больных ногах, а затем ползком в течение 18 суток он добирался к своим. Как выжил, неизвестно никому. Сам Алексей Петрович Маресьев (подвиг его сейчас кажется немыслимым) не любил вспоминать эту историю и рассказывать о ней. Им двигало, по его словам, неукротимое желание жить.

Его обнаружили, едва живого, местные жители деревни Плав, мальчишки Саша Вихров и Сережа Малин. Сашин отец расположил раненого в своем доме. Неделю колхозники ухаживали и заботились о нем, но в деревне не было лекаря, а обмороженные ноги были сильно воспалены. Квалифицированную помощь Алексей Маресьев получил позже, когда его транспортировали в ближайший госпиталь. Ампутация ног — это было единственное правильное решение, так как начала развиваться несовместимая с жизнью гангрена.

Врачам сложно было объявить летчику свое заключение: к полету непригоден. Молодой, крепкий духом мужчина был сильно подавлен, но железная воля и жажда полноценной жизни не дали свыкнуться с мыслью об инвалидности и своей профессиональной непригодности. Он не мог поставить на себе крест и отказаться от военной деятельности. Мотивами к действию служили не стремление сделать карьеру или стать знаменитым. Не мог он в тяжелое время для страны стать инвалидом и обузой, уж таков был Маресьев Алексей Петрович. Возвращением в летные войска он обязан исключительно своим качествам: упорству и силе воли. Еще лежа в госпитале, он начал тренироваться, готовя себя к полету с протезами.

В феврале 1943 года старший лейтенант совершил первый свой вылет с протезами вместо ног в летной школе Чувашской АССР. Добился отправки на фронт и в середине этого же года прибыл в истребительный авиационный полк. На Брянском фронте в него не сразу поверили. Алексей Петрович переживал и очень просил дать ему шанс. Вскоре он его получил от командира Александра Числова, который был сопровождающим его первых полетов. Когда на его глазах Маресьев сбил немецкий истребитель, доверие сразу возросло. Это была огромная победа и великий его подвиг. Лишившись обеих ног, он оказался в строю.

На Курской дуге в кровавом сражении Алексей Маресьев доказал свое право на звание одного из лучших советских летчиков-истребителей. После ампутации ног он сбил еще 7 самолетов неприятеля и спас жизни двух советских летчиков в борьбе с превосходящими силами противника. После завершения сражений на Курской дуге Маресьев был отправлен в лучший санаторий ВВС. Здесь же его застал указ о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Командир полка Н. Иванов писал, что Алексей Маресьев, подвиг которого заключался в истинном патриотизме, не жалея себя, своей крови и жизни сражался против неприятеля, добиваясь отличных результатов в бою, несмотря на физический недостаток.

Определить дату подвига этого человека сложно. Совершён ли он в течение 18 суток мучительного продвижения ползком к линии фронта после тяжелейшего ранения? Стало ли подвигом возвращение в лётный строй на протезах по прошествии четырнадцати месяцев? Или высшей точкой героизма является спасение в воздушном бою авиатором-инвалидом своих сослуживцев, сбившим при этом два немецких истребителя? Пожалуй, вся его жизнь – подвиг.

Комментарии запрещены.

Навигация по записям